Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
04:33 

Очередной фанф (пусть и тут будет, чо)

Hakufu Sonsaku
Утро. Понедельник. Начальник спрашивает: — У тебя глаза красные. Пил, что ли? — Нет! По работе скучал, плакал!

 

Глупая неосторожность

Автор: Hakufu Sonsaku
Бета: Ворд

Фэндом: Katekyo Hitman Reborn
Персонажи: D18

Рейтинг: NC-17 (18+)
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Ангст, Юмор
Предупреждения: OOC, Секс с несовершеннолетними
Размер: Мини, 9 страниц
Кол-во частей: 1

 

 

 

Бах!


В облаке дыма на полу дисциплинарного кабинета оказался, собственно, хранитель облака Вонголы. И все бы ничего, да только Хибари, разглядывающему в данный момент свои апартаменты, вовсе не 16 лет, а уже 26. Не углядевший за появлением Ламбо и его временной базуки, Каваллоне сидит на полу и трясет блондинистой головой, поднимая взгляд на своего ученика, который в данный момент с ним почти ровесник. Тот лишь презрительно выгибает бровь:
- Ну да, а кого тут еще можно было увидеть? Конь. - В принципе, от Кёи всех времен такое обращение можно считать приветствием, так Дино и поступает.
- Вот это сюрприз, - Каваллоне лыбится во все 32, видимо желая отобрать премию "самого улыбательного парня" у Ямамото, надо сказать, получается неплохо. Бровь брюнета чуть дергается. - Так вот как будет выглядеть Кёя через десять лет! Я как раз думал, что это несправедливо Кёя меня будущего видел, а я нет. - Мустанг продолжал сидеть на полу, по-прежнему глупо и радостно улыбаясь.
- Что-то не хотелось мне такой радости - холод в голосе брюнета способен заморозить даже Африку. Кёя все больше утверждается в мысли о том, что кони они не меняются, вне зависимости от того, сколько проходит времени. Вот этот как сейчас идиот, так и через десять лет ума ни на грамм не прибавится. Вышеупомянутая лошадь тем временем успела встать, отряхнуться и потянуть свои лапки (копыта? Оо) загребущие к брюнету с какими-то явно нехорошими целями. - Камикорос! - в подбородок блондинчика уперлась тонфа. - Конь, не многовато себе позволяешь? И какого черта ты вообще делаешь в этой комнате? Насколько мне помнится, я разрешения тебе сюда вламываться не давал. Никогда, - глаза, горящие холодной сталью, уставились в теплые шоколадные очи татуированного.
- Звучит так, будто ты не рад меня видеть, Кёя, а я соскучился - не особо огорчился Дино, обдумывая, как бы подобраться поближе и облапить заинтересовавшее его тело, не лишившись зубов. - Я уверен, что в будущем мы точно вместе, - улыбка стала еще шире, хотя куда уж еще-то. Правда, если бы хранитель облака удосужился заглянуть в глаза блондина, сейчас прикрытые, то заметил бы, что в них такой уверенности как в голосе явно нет. Каваллоне бросил фразу надеясь, что хоть будущий Хибари даст подсказку к их отношениям, если таковые вообще возможны, потому что, судя по поведению нынешнего, ответ вечно будет отрицательным. Вот Мустанг и пытался таким манером обрести хоть какую-то уверенность. В кофейных глазах блестели искры надежды, не замеченные упрямым хранителем Вонголы.
- С чего бы? - температура в комнате упала еще на несколько градусов от тона брюнета, Хибари уже почти шипел. Только Коню удавалось вот так вот запросто вывести из себя бывшего главу дисциплинарного комитета (этот Кёя из будущего, не забываем) и умудриться остаться в живых. Но вот вправить мозги зарвавшемуся блондину Кёе никто не запрещал. Почему-то вспомнилось брошенное на неделе Цуной замечание о том, что с базукой времени надо быть осторожнее, слишком уж непредсказуемо может повлиять даже просто фраза брошенная кем-то из будущего в прошлом. Но Хибари не думает, что Савада прав, он признал его как десятого Вонголу и даже признал, что он не такое уж травоядное, но прислушиваться к каждому его слову не обязывался, много чести. - С чего ты взял, глупое травоядное, что ты в будущем будешь находиться рядом со мной? Хочу тебя огорчить, твое предположение к истине даже не близко. Нет тебя там, Конь... - брюнет саркастически хмыкнул. И только при взгляде на как-то мгновенно поникшего Каваллоне что-то екнуло в груди, любой другой бы признал, что защемило сердце, но не ледяной хранитель Облака.
- Ясно. Прости за глупость, Кёя, видимо, я очень тебе надоел, - Дино снова натянул на лицо улыбку, до того приторную и ненастоящую, что Хибари тут же захотелось сбить ее любыми возможными способами, ну и что, что на лице Коня такое выражение появилось по его собственной вине. Нечего было зарываться, Каваллоне прекрасно знал, что Кёя не любит такую наглость в отношении себя. А, заглянув-таки в глаза любовника, которым тот пока еще не был, Хибари решил, что возможно, стоит дать тому немного надежды, настолько потерянным оказался взгляд стоявшего рядом парня, он даже руки тянуть перестал, просто смотрел немного грустно и задумчиво, словно принимая какое-то решение. И это Хибари тоже не понравилось, конь всегда был странный и реагировал на все как-то по-своему. В общем Кёя как раз решил сказать, что рядом Каваллоне нет сейчас только потому, что он опять свалил на какую-то сделку и раздраженный хранитель Вонголы не видел его уже две недели. Что не мешало назойливому блондину звонить каждый вечер и желать спокойной ночи, даже зная, что Кёя пошлет его подальше и обругает. И так раз за разом, но они уже привыкли и Хибари был уверен, что Дино все понимает, потому что как бы брюнет не бесился и не орал, телефон он не отключал и звонок не сбрасывал, слушая как Каваллоне несет какую-то сопливую чепуху на том конце. - Эй, конь...
Договорить он уже не успел, время действия базуки закончилось, и взрослого хранителя облака сменил юный. Глядя на странно тихого коня, брюнет нахмурился и спросил:
- И о чем вы тут трепались?
- Ни о чем, Кёя - эта улыбка на роже травоядного главе ДК совсем не понравилась, потому что она какая-то... неправильная, - Совсем ни о чем...

***

В то же время, вернувшийся в будущее Хибари пришел к выводу, что его более молодая версия самостоятельно сможет выбить из коня лишнюю дурь и все будет нормально. Кстати о парнокопытных, стоит позвонить ему, ведь сегодня Каваллоне должен вернуться из поездки и Кёя более чем уверен, что его ожидает шикарный вечер, горящие глаза Неба, его жаркие губы, сильные руки. Да, Кёя будет шипеть и вырываться, но только сначала, а потом сдастся на милость своего любимого. Когда-нибудь Кёя скажет ему, что любит, может и сегодня... Что-то он размяк, нет, точно в ближайшее время ничего настолько сопливого он всяким извращенным лошадям говорить не будет. Но позвонить стоит...
- Вызываемый вами номер не зарегистрирован, попробуйте еще раз, - смутное чувство тревоги шевельнулось где-то в груди.
- Что значит не зарегистрирован? Ну, конь, если ты посмел сменить номер и мне не сказал... камикорос! - хотя, для Дино это как минимум странно, номер он не менял с того момента, как подарил Кёе на 18-летие телефон с единственной записью в нем "На этот номер ты всегда сможешь мне дозвониться. Люблю, Д.". Эта приписочка тогда стала поводом для хорошей драки, но телефон Хибари, естественно, оставил, а номер и не подумал удалять. Когда и с третьей попытки ему ответили то же самое, тревога стала вполне ощутимой. Хибари решил, что стоит пойти и спросить у их ненаглядного босса, возможно тот знает, почему у него не получается дозвониться до его дорогого названного братца. А проявленный интерес всегда можно списать на какие-нибудь срочные документы, не в первый раз уже. Еще раз, оглянув кабинет и так и не поняв, чего в нем все-таки не хватает, мужчина направился в сторону офиса начальства.
Пройдя дальше по коридору, брюнет распахнул тяжелые дубовые двери, даже не озаботив себя тем, что, возможно стоило постучать. Но данное поведение отрицательные эмоции вызвало разве что у Гокудеры, который скорее по привычке возмутился тем, что облако мешает Десятому работать и вообще должен был прийти еще двадцать минут назад. Когда Цуна как раз рассказывал своим хранителям детали какого-то задания. Судя по возмущенным воплям, на задание вызвались Ямамото и Рехей. Вряд ли задание было таким уж опасным просто ураган успел соскучиться по дождю, а тот, вместо того, чтобы остаться с ним снова куда-то умотал, возможно, даже в Италию к этой крикливой акуле. Вот блондинчик и бесился пуще обычного, хотя он всегда бесился, темперамент такой, видимо. Игнорируя орущего Гокудеру, Хибари подошел к столу и просто спросил в лоб:
- Где это парнокопытное? Он должен был отправить мне документы, их нет, а на звонки он не отвечает. Итак?
Сказать, что Кёю насторожил печальный и какой-то слишком понимающий взгляд десятого Вонголы и моментально притихший хранитель урагана, все равно, что ничего не сказать. Да и голос Савады, когда он заговорил, звучал подозрительнее некуда.
- Эм, Хибари-сан, - Цуна замялся. - Я не совсем понимаю, что у Вас произошло, но... как бы сказать... - шатен посмотрел на стоящего у окна Хаято.
- Мустанг погиб, уже почти шесть лет назад, хочешь сказать, успел забыть про это? - ураган выкинул в окно недокуренную сигарету и пристально уставился на хранителя облака. Взгляд подрывника мгновенно поменялся и стал практически таким же ледяным как у самого Хибари. Сомнений в том, что Гокудера винит в смерти Каваллоне Кёю, практически не осталось. - Или вдруг стал жалеть о том, как с ним попрощался... точнее НЕ попрощался... - Хаято подавился словами, когда его приложили об стену, а на горло надавили тонфа. - Пытаешься сказать, что я не прав? - любителя динамита нельзя было назвать личностью склонной к суициду, но сейчас в нем что-то словно щелкнуло, он упрямо продолжал смотреть в ледяные серые глаза, продолжая как-то горько и одновременно язвительно усмехаться. - Даже если выбьешь из меня всю дурь, при условии что у тебя получится, его это не вернет. Ты сам проморгал, того, кому был дороже всех и нечего срываться на других, тупая ледышка. - Блондин, наконец, нашел в себе силы отпихнуть Хибари и направился к выходу. - Простите, десятый, я немного прогуляюсь.
- Да, конечно, Гокудера-кун. - Цуна перевел взгляд с уходящего мужчины на замершего у стены. На лице Хибари было отчетливо написано непонимание ситуации и желание выбить из кого-нибудь дух, за такие нелепые шуточки. А еще в изломе бровей и чуть скривившихся губ Цуна смог увидеть затопившее брюнета отчаяние и желание, чтобы все, что было сказано, оказалось просто дурным сном. - Мне очень жаль, Хибари-сан, но все, что он сказал - правда. Кроме, возможно, последнего. Просто Дино-сан как-то спас Ямамото от смерти, да и вообще очень помог этим двоим, думаю, это нормально, что для Гокудеры он стал кем-то достаточно близким. Простите его за срыв. И все-таки мне тоже не понятно, почему Вы вдруг забыли о его смерти...
- Потому что еще сегодня утром он был жив... - Цуна скорее почувствовал эти слова, чем услышал. Хибари только развернулся и так же резко как ворвался в кабинет вышел из него.

***

Вернувшись в свой кабинет, Кёя устало упал на кресло, душа хранителя находилась в смятении. Что значит "Дино мертв"? Как он вообще мог умереть? Да еще больше пяти лет назад, ведь вчера он разговаривал с ним по телефону, а не более двух недель назад в спальне... так об этом вспоминать не стоит, но как же хочется, чтобы сильные руки прижали к себе, а тихий бархатный голос прошептал, что это все дурной сон и ничего плохого не случилось. Рука сама по себе потянулась за фотографией спрятанной в столе, на ней Дино счастливо улыбался, обнимая нахохлившегося брюнета на фоне горящих фонарей и падающего хлопьями снега. Кажется, это был 27 день рождения Мустанга и он смог уломать хранителя облака приехать к нему в Италию, правда тот как всегда отпирался, что приехал только ради тренировок и ни зачем больше. В ящике стола были какие-то бумаги, документы, просто чистые листы, но заветной фотографии Кёя не нашел. И только тут он понял, что ему показалось странным, когда он только-только вернулся. В комнате не было следов присутствия Дино, никаких. Ни забытого им когда-то пальто (которое Кёя держал в шкафу для одежды), ни подаренного Каваллоне глобуса ( Хибари так и не смог понять зачем он ему), потерянного конем томика Шекспира тоже не было (Мустанг тогда пытался вызвать в Кёе романтические чувства путем прочтения вместе с ним чего-нибудь возвышенного, вызвать получилось только желание размазать травоядное по стенке, за неуместные в рабочее время эскапады), вообще ничего хоть как-то связанного с Дино не было. В груди снова заныло, вот теперь хранитель облака, наконец, признал, что у него тоже есть сердце, и что оно может болеть. А вокруг была только тишина и пустота, впервые Кёя осознал, что значит вдруг оказаться в темноте без надежды на то, что тебе когда-нибудь еще будет светить ясное солнце.

***

Две недели пролетели, казалось бы, абсолютно незаметно, хранитель облака как обычно чисто выполнял свою работу и был холоден как глыба льда. Вот только если смотреть внимательно и достаточно хорошо знать бывшего главу ДК, то можно было заметить, что если Хибари дрался, то словно подставлялся под удар, физическая боль хоть ненадолго, но глушила душевную, а еще он мало ел и почти не спал, потому что каждый раз во сне…
Теплые губы блондина проходятся от глаза к виску легкими поцелуями, и тут же нетерпеливо накрывают рот лежащего под ним брюнета, чужой язык проникает внутрь и начинает исследовать вверенные ему владения: проходится по зубам, задевает небо и, чуть касаясь языка владельца, вовлекает того в игру. Сильные руки проходятся по плечам, стаскивая прочь хлопок рубашки. И вот уже кожа прижимается к коже, дикий жар охватывает два стройных тела. Смуглый блондин с татуировкой ласкает лежащего под ним брюнета с фарфоровой кожей, гладит, целует, оставляя на этом белоснежном совершенстве свои следы, как доказательство того, что этот парень принадлежит ему и только ему. Темноволосый обхватывает татуированного за шею, когда тот садит его на себя и дрожит, выгибается от каждого толчка, сейчас позволяя ему вести, признавая его лидерство. А потом они оба изможденные и довольные валяются на кровати и блондин привычно шепчет ему в макушку:
- Я люблю тебя, Кея!
- Я…
А на этом моменте облако всегда просыпался, и пустота и холод становились еще сильнее. Сколько раз он в такие моменты едва успевал остановить себя, не дав сказать «Я тоже.», считая, что это глупости и сопливые нежности присущи только травоядным? Сколько раз он причинял Дино боль, заявляя, что это всего лишь слова, и они ничего не значат? Сколько раз он сам отталкивал от себя Каваллоне, который пытался своим теплом растопить его лед, потому что боялся, что у него получится… уже получилось. У Каваллоне Дино получилось то, что все считали невозможным, он смог приручить Хибари Кёю. Теперь облако Вонголы и сам это понял, да только, видимо, поздно.
Хибари как раз возвращался в свой кабинет, когда его остановила рука, положенная на плечо. Сердце сначала екнуло от безумной надежды, но брюнет был реалистом и моментально собравшись, приготовился отправить нахала на тот свет. Развернувшись, темноволосый увидел смотрящего на него задумчивым взглядом Гокудеру, вот уж кого мужчина точно не ожидал тут увидеть так это его. За проведенное тут время у него осталось четкое впечатление того, что пепельноволосый его ненавидит. Кёя уже собирался спросить, с чего бы это подрывнику так резко захотелось на тот свет, если он смеет так нагло себя вести, как блондин протянул ему какой-то листок. Изогнутая в немом вопросе бровь брюнета говорила сама за себя.
- Там написано как добраться до его могилы, – уточнять кто этот «он» надобности не было. - Мустанг когда-то очень помог нам, да именно нам, мне и Такеши понять, что мы значим друг для друга. И не дал мне его потерять. Хватит корчить рожи, ты мне тоже не нравишься. Просто ты уже на привидение похож и бейсбольный придурок почему-то решил, что тебе стоит съездить туда. Он думает, что тебе от этого станет легче. В общем, держи. Только, - взгляд Хаято заледенел, - если Дино для тебя на самом деле ничего не значил, лучше просто сразу сожги эту бумажку и не смей осквернять место его последнего приюта своим присутствием, - последнее Гокудера буквально выплюнул. И, развернувшись, ушел, бормоча себе под нос. – Чертов идиот, тебе надо, ты бы и передавал. И почему я вечно выполняю то, что он просит…

***
Самолет прибыл в Италию в три часа, еще два Кёе понадобилось, чтобы добраться до нужного места. И сейчас он стоял и смотрел на небольшой мраморный памятник с выбитыми на нем датой рождения и смерти. Только глядя на поминальную фотографию, Кёя окончательно принял реальность, понял, что Дино больше не существует. И это понимание многотонной плитой обрушилось на плечи, пригибая мужчину к земле. Надежды на то, что Каваллоне позвонит и радостным голосом позовет его куда-нибудь якобы на тренировку, а на самом деле на свидание, больше не осталось. Хибари уже никогда не сможет провести рукой по таким мягким солнечным волосам, пока блондин еще спит и не замечает его маленьких слабостей. Не увидит, как открываются, чуть жмурясь, еще мутные со сна, но такие теплые шоколадные глаза. Не услышит, как тот заливисто смеется над какой-нибудь порой только ему понятной шуткой.
Брюнет стоял на коленях, обхватив себя руками, а по щеке, наверное, впервые за всю его сознательную жизнь катилась соленая капля. Содрогаясь от холода, который пробирал изнутри, а не снаружи, Хибари смог произнести только «прости». Хотя в голове отчаянно крутилась мысль, что он должен сказать совсем не это. Вот только Дино сейчас без разницы, что там шепчет Кёя стоя на коленях у его могилы. Он все равно этого не услышит уже никогда. А брюнет вспоминает все сказанные в адрес Каваллоне гадости и думает, что очень хорошо понимает хранителя урагана, сейчас он ненавидит себя почти также сильно.

***

Дино и сам не понимал, что он тут делает, ведь Кёя в прошлый раз вполне доступно ему объяснил, что Каваллоне ему не нужен. Но блондин уже просто физически не мог обходиться без своего ученика. Итальянцу было просто необходимо увидеть маленького брюнета, пусть тот побьет его или накричит, он потерпит. Блондин больше не станет приставать к Кёе, он сам так решил, но совсем отказаться от возможности быть рядом парень не смог. Кёя притягивал его, завораживал, Дино было просто необходимо хотя бы изредка, мельком, полюбоваться на свое чудо. Хотя… никакое оно не его. Каваллоне осторожно открыл дверь в кабинет Дисциплинарного Комитета.
- Ламбо-сан всего лишь хотел поиграть, плохой Глуподера! – маленькое чудовище, каким-то невероятным образом оказавшееся хранителем грозы Вонголы неслось по коридору, явно удирая от настроенного отнюдь не дружелюбно подрывника.
- А ну иди сюда, чертова корова! Я буду из тебя отбивную делать! – пепельноволосый как раз выбегал из-за угла.
Приоткрытую Дино дверь в комнату ДК Ламбо воспринял как путь к спасению и, свалив блондина на пол, буквально влетел в помещение, а так как прямо по направлению движения теленка было окно, тут же и вылетел. Вылетая из окна четвертого этажа, мелкий желая спастись, попытался вытащить из гнезда на голове не безызвестную базуку, но не удержал. Увидевший, что добыча сбегает Гокудера развернулся и со всех ног бросился к выходу из школы, чтобы поймать его там. До оставшихся в кабинете Дино и Хибари ему дела не было. Принимающего сидячее положение Каваллоне посетило стойкое ощущение дежавю, вот Кёя стоит и смотрит на него слегка недоумевающим, но все равно презрительным взглядом, вот сверху на него падает незамеченная базука времени, и вот вместо юного Хибари перед мустангом стоит взрослый. А вот на этом моменте все разительно поменялось. Мало того, что во взгляде брюнета никакой презрительности и в помине не было, так помимо этого там сияла какая-то безумная радость и надежда. Дино тряхнул головой, вполне обоснованно полагая, что он все-таки приложился ею об пол и теперь ему мерещится всякое. Мужчина, не теряя времени подошел к сидящему блондину и дернул за лацканы пиджака, заставив поднять на себя взгляд. « Ну все, без побоев не обойдется» - мелькнула в голове татуированного ленивая мысль. И тут Дино ожидал сюрприз, вместо того, чтобы как следует приложить его тонфа, Хибари … начал его целовать. Именно целовать. Губы японца накрыли приоткрытый рот Каваллоне, а язык тут же скользнул внутрь, сам мужчина к этому моменту успел оседлать бедра ошеломленного таким напором блондина и вполне комфортно на них устроится. Поначалу неслабо ошалевший мустанг растерялся и не знал, а что ему собственно делать, но жадные губы, нагло хозяйничающий во рту чужой язык и прижимающееся теплое тело вели к единственно возможному варианту действий. Застонав, Дино одной рукой еще теснее прижал к себе Кёю, вторую положив тому на затылок, и попытался перехватить инициативу в поцелуе. Спустя пару минут жаркой борьбы брюнет оторвался от его губ, Каваллоне застонал снова, на этот раз неудовлетворенно, и потянулся следом, не желая заканчивать так понравившееся ему занятие. Но Хибари ему не позволил, положив руки на плечи и тем самым сдерживая. Когда спустя несколько секунд взгляд татуированного обрел хоть какую-то осмысленность облако буквально прошипел:
- Не смей меня бросать, конь, слышишь? Никогда не смей! Ты всегда должен быть рядом… - брюнет на секунду замер, словно решаясь на что-то. – Без тебя плохо… - И тут Дино понял - он спит. Когда Ламбо его уронил, он просто настолько сильно долбанулся, что потерял сознание и теперь ему все это снится. Видимо, все его мысли были четко написаны на лице, так как, гаденько усмехнувшись, Кёя опустил руку и ущипнул блондина за ногу. Каваллоне взвыл, больно было просто адски, хранитель Вонголы полумерами не ограничивался никогда, если уж ущипнул, то от всей души. – Запомни мои слова, конь, не смей оставлять меня одного. – Вроде бы и приказ, а вот в глазах просьба, Дино запутался в этом непредсказуемом японце окончательно. Но, учитывая недавний поцелуй, прогресс в их отношениях явно наблюдается, а ради такого Дино готов на все. Кстати о поцелуе, глянув на сидящего на нем Кёю мустанг непроизвольно облизнулся, в ответ брюнет хмыкнул и начал склоняться к застывшему в ожидании блондину… и тут время отведенное на пребывание в прошлом закончилось. На растерянно моргающем Каваллоне сидел его юный ученик и поглядывал он на учителя каким-то не очень хорошим взглядом. Совсем, надо сказать, нехорошим.
- И чем это вы тут занимались? – У Кёи особо удачно выходили шипящие звуки. Итальянец в который раз за день приготовился к смерти в лице своего милого подопечного. И снова главу семьи Каваллоне ожидал шок, вместо того, чтобы привычно постараться выбить из него всю дурь, маленький Кёя в точности повторив движения своей взрослой версии, ухватил мустанга за отвороты пиджака и, притянув к себе, ткнулся губами в губы Дино. Судя по всему, это должен был быть поцелуй, но в силу явной неопытности брюнета получался какой-то чмок. Каваллоне хихикнул, он уже ничего не боялся, сегодня, видимо день, в который у Хибари Кёи напрочь сносит крышу, ну что ж он не против. Потянув порывавшегося вскочить мальчишку на себя. Дино провел языком по сжатым губам облака, прося пустить его внутрь. Недоверчиво глянув на коня, который был похож на кота, обожравшегося сметаны (автор: правда странное животное? Вроде конь, а похож на кота… хотя, это ж Дино), Кёя все же решился рот приоткрыть. Язык блондина вытворял какие-то невероятные вещи, а руки до того смирно лежащие на талии брюнета начали жить своей жизнью. Левую Каваллоне положил на затылок парня, чтобы тот не пытался отодвинуться, а правая в это время вполне успешно избавляла Хибари от рубашки, школьный пиджак Дино с него уже успел стянуть. Очнулся затянутый в водоворот странных ощущений, Хибари когда по коже пробежал холодок от заглянувшего в окно ветра.
- Хватит, ты что творишь, конь? – парень прервал поцелуй за волосы оттягивая от себя блондина. А мустанг, добравшийся до голой кожи, чувствительно прикусил ключицу и сейчас старательно выводил засос где-то у него на шее.
- …- мужчина только хмыкнул, кусая выглядывающее из волос покрасневшее ушко. Кёя раньше вполне спокойно относился к тому, что он такой бледный, да и на коже легко остаются следы. Ну вот кого, скажите, волновало сколько у главы дисциплинарного комитета синяков? Суицидников разве что… а сейчас чертова особенность выдавала его с потрохами, раньше Хибари практически не краснел, да и не из за чего ему было, а вот теперь было заметно, что мальчишка смущен так как краска моментально разливалась по мраморной коже. – Вот только не надо заявлять, что тебе не нравится… - блондин нахально заглядывал в глаза. Как раз тот момент, когда Кёя уже решил, что наглеца стоит проучить, Дино выбрал для того, чтобы, сжав руку на бугорке в штанах брюнета, прокомментировать: – Твое тело говорит об обратном, - и снова довольно заулыбался, поглаживая обнаруженную выпуклость. Кёя буквально задохнулся от приятных ощущений. Видя, что тягу к сопротивлению ученик подрастерял, Каваллоне с удвоенным усердием принялся за начатое. Перевернувшись и опрокинув Хибари на ковер, Дино навис над парнем, сжимая запястья брюнета, чтобы тот не смог вырваться и разглядывал плоды своего труда. На мраморной коже у ключицы укус, чуть выше на шее наливается цветом шикарный засос, зацелованные губы покраснели и припухли, и все это на фоне нежно розовеющих щек и приоткрытого толи в ожидании, толи в удивлении ротика. Кея сейчас выглядел сногсшибательно мило и, глядя на так и не закрытый рот, Каваллоне решил принять приглашение. Снова втягивая Хибари в поцелуй, мужчина одной рукой расстегнул на нем брюки, чтобы было легче добраться до возбужденной плоти и заставить непокорного ученика извиваться от страсти. Оторвавшись от таких сладких губ, Дино принялся выцеловывать шею лежащего под ним парня, попутно стянув с того штаны вместе с бельем. На первое же прикосновение к члену не скрытому одеждой Кёя выгнулся глухо застонав, в штанах мустанга и без того уже слишком узких стало совсем мало места. Да и Хибари окончательно потерявший голову, своей возней под Дино и постоянными попытками потереться о партнера спокойствия не добавлял. Проведя рукой по всей длине итальянец погладил пальцем головку, размазывая по члену выступившую капельку смазки. Кёю снова подбросило.
- Какой же ты чувствительный, - блондин отпустил руки парня, так как драться тот сейчас явно бы не полез. Хибари, воспользовавшись этим, тут же попытался стянуть с Каваллоне одежду, о которой тот, увлекшись своим юным любовником, совсем забыл. Сбросив пиджак и одним движением стянув рубашку через голову, наплевав на оторвавшиеся при этом пуговицы, Дино снова прижался к выгибающемуся под ним парню продолжая ласкать того рукой. А хрупкий брюнет продолжал стонать и извиваться под ним. Когда терпеть стало совсем невмоготу, блондин провел пальцами по губам ученика.
- Оближи, - Кёя перевел на него расфокусированный полный желания взгляд не совсем понимая, чего от него хотят. Дино мягко протолкнул во влажный ротик пальцы, которые хранитель облака скорее на автомате нежели осознанно начал облизывать и посасывать. Каваллоне издал глухой стон, окончательно распалившись от такой пошлой картинки. Все-таки вытащив пальцы из такого притягательного рта своего ученика, блондин осторожно коснулся рукой впадинки между круглых ягодиц, стараясь нащупать вход в желанное тело. Ощутив касание, Кёя мгновенно напрягся, туман страсти как-то развеялся и в голове начало проясняться.
Что ни говори, а заходить так далеко он не собирался. Хоть он никогда этим не занимался, теорию Хибари знал, поэтому догадывался, ЧТО собирается сделать его наставник. Это понимание заставило парня дернуться, стараясь уйти от прикосновения, он никогда не признает этого вслух, но сейчас Кёе было страшно, все-таки для него это впервые и всего слишком много. Он вообще собирался выставить коня как только тот появится у него в кабинете, а в том, что он появится Хибари не сомневался. В последнее время брюнет стал замечать за собой, что его тянет к боссу союзной семьи и знал, что того тянет к нему тоже. Но, тем не менее, никаких отношений Кёя заводить не собирался, а тем более с этим травоядным… он был уверен, что мужчина ему не нужен и только мешается. Ровно до того момента пока буквально двадцать минут назад не оказался у надгробия со знакомой фамилией. Стоя под накрапывающим дождем и глядя на мемориальную доску с таким знакомым именем, Кёя ощутил как внутри что-то замирает и рушится. Было больно… больнее чем когда-либо в бою, а потом его перекинуло обратно и быстрее чем он успел осознать, что происходит он уже целовал Дино… САМ! И отвечал на его ласки, и ему вовсе не было противно, и… было еще много «и», но все же к такому он был пока не готов и собирался весь этот цирк прекратить, но…
- Неужели боишься, Кёя? – жаркий шепот опалил алеющее ушко. – Не надо, все будет хорошо, я обещаю – голос низкий и хриплый, а руки скользят по телу, поглаживая, обещая еще большее наслаждение.
- Я не боюсь… - только увидев довольную ухмылку итальянца, Хибари понял, что именно этого тот и добивался. Прекрасно зная характер своего ученика, Каваллоне сыграл на его нежелании признаваться в собственных страхах и перекрыл японцу все пути к отступлению.
- Тогда расслабься и постарайся получить максимум удовольствия, – на этих словах Дино сам облизнул успевшие подсохнуть пальцы и протолкнул один сквозь колечко рефлекторно сжавшихся мышц сфинктера, одновременно заглатывая возбужденную плоть брюнета.
Кёю буквально выгнуло от таких противоречивых ощущений. С одной стороны палец проникающий в него доставлял определенный дискомфорт, но наслаждение от языка блондина скользящего по его члену с лихвой все покрывало. Сложнее стало, когда Каваллоне добавил к первому пальцу второй, начиная двигать ими внутри словно что-то ища. Кёя то протестующее мычал когда Дино разводил пальцы, стараясь растянуть его изнутри, то давился приглушенными стонами, когда блондин брал его в рот особенно глубоко. Тут к и без того невероятным ощущения добавилось еще одно, пальцы Мустанга, находящие внутри Хибари вдруг словно задели какую-то точку и по всему телу вдоль позвоночника пронеслась такая волна удовольствия, что брюнет не смог сдержаться и застонал во весь голос. Каваллоне, казалось, только этого и ждал, двинув пальцами в том же направлении еще пару раз, он их вынул и, сполна насладившись недовольным выражением лица, явно жаждавшего продолжения японца, приставил к уже растянутому отверстию член. Почувствовав у входа в свое тело, головку горячей плоти, Кёя слегка напрягся, но, вспомнив какие ощущения приносили пальцы блондина и, слушая его ненавязчивый шепот, который говорил, что все будет хорошо, снова расслабился. Дино одним толчком вошел в раскинувшееся под ним тело, заставив хранителя вскрикнуть и сжать зубы от боли. Итальянец тут же склонился над ним, целуя припухшие губы, зажмуренные глаза и прося прощения за причиненную боль. Не двигаясь, стараясь нежностью стереть неприятные ощущения, давая привыкнуть к странному чувству заполненности и наслаждаясь тем какой мальчик узкий и горячий. Спустя минуту Хибари уже сам двинул бедрами навстречу, подбивая блондина к действию. Сначала двигаясь медленно, а потом практически вбивая мальчишку в ковер под ними, Дино уверенно вел их обоих к разрядке. Будучи уже на пределе мужчина почувствовал, как сократились мышцы брюнета и тот, гортанно вскрикнув, излился себе на живот. Сделав еще пару толчков Мустанг кончил так и не выйдя из тела своего маленького сокровища, которое, похоже, утомилось и начало засыпать. Стянув с дивана плед (автор : а чо??? Кусакабе заботливый, беспокоится за главу, мож тот замерзнет? Простудится? Чихать начнет? Вот и приволок!) накрыл себя и брюнета прижимая того к себе, так они точно не замерзнут. Можно было, конечно, перенести Кёю на диван, но тогда пришлось бы его отпустить, ведь на диване они вдвоем не поместятся, так что этот вариант был отброшен как не имеющий права на жизнь. Дино понял, что теперь ни за что не отпустит свое маленькое упрямое счастье, как бы оно не брыкалось, и плевать, что утром его, скорее всего ждет «камикорос», ну это при условии, что Кёя сможет двигаться, на этой мысли Каваллоне довольно усмехнулся, зарываясь носом в пахнущие чем-то приятным смоляные волосы. Он всегда-всегда будет с ним и никогда не оставит.

***

А Кёя из десятилетнего будущего точно так же засыпал в объятиях такого родного блондина, обещая себе, что утром Дино обязательно поплатится за то, что его не было так долго, что не отвечал на звонки, что… в общем Кёя повод найдет, главное чтобы завтра получилось нормально двигаться, ибо Мустанг «таааааааак давно не видевший» Хибари и «оооооооочень по нему соскучившийся», явно перестарался и на утро это все выплывет хранителю облака боком… (автор: боком, как же, задом это ему выйдет >< )
- Нет, конечно, «коня» он явно оправдывает, - пробурчал Хибари сам себе, вспоминая отнюдь не маленькие размеры Каваллоне. – Может стоит его еще и кроликом называть, тоже между прочим противное травоядное…
- Чего не спишь, Кёя? – сонный голос итальянца и теплое дыхание в затылок, заставили брюнета поежиться. – Я люблю тебя, - сильные руки прижали еще плотнее к горячему телу за спиной.
- Знаю… я тоже…

 


@темы: писанина, манга, аниме, НЦа, ><, фикрайтерство, яой...

URL
Комментарии
2012-10-29 в 04:35 

Pixelka
[Аватары имеют свое собственное мнение]
Кат поправь, плз...

2012-10-29 в 04:36 

Hakufu Sonsaku
Утро. Понедельник. Начальник спрашивает: — У тебя глаза красные. Пил, что ли? — Нет! По работе скучал, плакал!
Pixelka, да он у меня вечно кривой... ==... ща попробую че-нить сделать ...

URL
2012-10-29 в 09:27 

murrrmur
くそメガネ野郎
У Хаку дневник пригрозили удалить? хД

2012-10-29 в 09:38 

Levittra_Hazard
ハリウッドの妖精
Aristan de Aristodeus Amadi, скорее Хаку подписан на дискуссию теннисосоо вот и решил ФУКАААЦнуться хД

2012-10-29 в 09:44 

murrrmur
くそメガネ野郎
Levittra_Hazard, видимоо

2012-10-29 в 09:47 

Levittra_Hazard
ハリウッドの妖精
Соо ФУКАЦнулось, Хаку ФУКАЦнулся... Декабрь 2012 скоро, да?

2012-10-29 в 10:35 

Hakufu Sonsaku
Утро. Понедельник. Начальник спрашивает: — У тебя глаза красные. Пил, что ли? — Нет! По работе скучал, плакал!
Levittra_Hazard, цыц) Не пали контору))) А то я тут пропишусь) И буду постить)
Aristan de Aristodeus Amadi, как ни странное днев пока не грозили удалить, сам ф шоке, да)

URL
2012-10-29 в 10:38 

Levittra_Hazard
ハリウッドの妖精
И буду постить)
Ну не косплей же.

2012-10-29 в 10:39 

Levittra_Hazard
ハリウッドの妖精
Какой у тебя всё-таки блядь желтый днев х_х

2012-10-29 в 10:40 

Hakufu Sonsaku
Утро. Понедельник. Начальник спрашивает: — У тебя глаза красные. Пил, что ли? — Нет! По работе скучал, плакал!
Levittra_Hazard, поменяй мне диз) делал-то его ты!)))

URL
2012-10-29 в 10:41 

Levittra_Hazard
ハリウッドの妖精
Hakufu Sonsaku, Потом. (с)

2012-10-29 в 10:45 

Hakufu Sonsaku
Утро. Понедельник. Начальник спрашивает: — У тебя глаза красные. Пил, что ли? — Нет! По работе скучал, плакал!
Levittra_Hazard, буду ждать)) Кста, в этот раз темой будет... Сверхъестественное! Неожиданно, да?)))

URL
2012-10-29 в 10:49 

Levittra_Hazard
ハリウッドの妖精
нахуй.

2012-10-29 в 10:49 

Levittra_Hazard
ハリウッドの妖精
о. авик в диз.

2012-10-29 в 10:50 

Hakufu Sonsaku
Утро. Понедельник. Начальник спрашивает: — У тебя глаза красные. Пил, что ли? — Нет! По работе скучал, плакал!
Levittra_Hazard, это вопрос или посыл? Если посыл, то я б не против, но мой любимы занят, увы... а до Сайто далеко и не факт, что он согласиться :thnk:

URL
2012-10-29 в 10:52 

Hakufu Sonsaku
Утро. Понедельник. Начальник спрашивает: — У тебя глаза красные. Пил, что ли? — Нет! По работе скучал, плакал!
Levittra_Hazard, Да и к РиГу я уже успел слегка остыть... хочешь днев аля Сайто Такуми сделать???

URL
2012-10-29 в 10:52 

Levittra_Hazard
ハリウッドの妖精
Hakufu Sonsaku, это было к спну

2012-10-29 в 10:53 

Hakufu Sonsaku
Утро. Понедельник. Начальник спрашивает: — У тебя глаза красные. Пил, что ли? — Нет! По работе скучал, плакал!
Levittra_Hazard, там только Каса так можно послать, к Дину, да))) Сайто???

URL
2012-10-29 в 10:57 

Levittra_Hazard
ハリウッドの妖精
предлагаешь всех послать нахуй к сайто?

2012-10-29 в 10:58 

Levittra_Hazard
ハリウッドの妖精
123456789, о у Хаку на дневе минускул. *уполз к курсовику*

2012-10-29 в 11:03 

Hakufu Sonsaku
Утро. Понедельник. Начальник спрашивает: — У тебя глаза красные. Пил, что ли? — Нет! По работе скучал, плакал!
гребаный дайри про***л мой коммент... как насчет Сайто? Будет у меня днев сверкать божественным ликом бомжественного величества)))

URL
   

Дачный домик братьев Кирим

главная