16:31 

Бонус 2, я таки закончил первую главу)))

Hakufu Sonsaku
Утро. Понедельник. Начальник спрашивает: — У тебя глаза красные. Пил, что ли? — Нет! По работе скучал, плакал!
- Да стой ты, чертова корова!!! - блондинистая комета неслась за перепуганным насмерть теленком, ничего не замечая на своем пути. - Догоню, хуже будет! - Мукуро только и успел подумать, что при таких угрозах ни одно мало-мальски адекватное существо не то, что не остановится, но и не притормозит даже и только потом понял, что ненормальная парочка несется прямо на него и замедляться даже не думает. Снова проклянув себя за то, что какого-то хрена, сегодня, надавав себе пинков за то, что в прошлый раз (а конкретно на всевонгольской вечеринке) как последний трус сбежал от ОЧЕНЬ странного Десятого, решил реабилитироваться в собственных глазах и пришел попугать стопроцентно пришедшего в себя Цунаеши. Мало того, что Савада пугаться не стремился, видно весь страх был израсходован на встречу с Занзасом, с которым Рокудо столкнулся нос к носу у входа в дисциплинарный кабинет, где на данный момент и находился уставший Савада, вместе с веселым Каваллоне, так еще и этот цирк бесплатный.
Цуна как раз задумчиво посматривал на слегка растерявшегося от его пристального внимания Мукуро, когда разом произошло несколько событий: в кабинет зашел Кёя, который явно не оценил присутствия в нем как самого Цуны так и хранителя тумана, да и к Дино лояльности проявлено не было; буквально в следующую секунду туда же влетел жутко галдящий Ламбо, за которым гнался подрывник; на всем ходу теленок врезается в Хибари, впечатывая того в Рокудо; из его шевелюры вылетает базука и падает на этих двоих; сам теленок летит в окно, а кабинет наполняется дымом, правда в этот раз не розовым, а каким-то сине-фиолетовым.
- Прям трааадииция...- медленно тянет Каваллоне, глядя на двух стоящих друг напротив друга брюнетов, длинноволосого и короткостриженного. Мукуро сейчас больше чем на полголовы возвышается над извечным соперником, что явно не нравится второму, впрочем как и то, что туман вообще находится к нему так близко. Но так как сейчас оба уже взрослые люди, мордобития удается избежать, пренебрежительно фыркнув (что вызвало у Мустанга ассоциации с так любимыми Кёей ёжиками, на что он незамедлительно умилился) облако обошел иллюзиониста и плюхнулся на диван, на который тут же приземлился блондин, преданно заглядывая в глаза, правда руки все же предпочел оставить при себе, так как терпение даже взрослого Кёи отнюдь не отличается большими запасами. Каваллоне рад, а Хибари явно считает его умственно отсталым, если судить по взгляду, брошенному брюнетом на босса союзной семьи.
- И какого черта вы устроили в кабинете дисциплинарного комитета? Что это за несанкционированное собрание? Впрочем, неважно, уверен, что моя более молодая версия с этим разберется осталось только подождать еще несколько минут...
- Я бы на твоем месте не был так уверен, Кёя-кун, - издевательски пропел Мукуро, примостившийся на краю стола, за которым сидел Савада с трудноопределимым выражением на лице. - Судя по всему, что-то нашего драгоценного босса явно беспокоит, верно? - последнее длинноволосый выдохнул почти в губы оцепеневшего неба Вонголы, не ожидавший подобной подставы Цуна навернулся из кресла. Да, с годами, как привлекательность, так и наглость туманного хранителя только возросла. Полыхая малиновыми ушами, Десятый только кивнул. - Ну, так может стоит нас просветить все-таки, м? - Мукуро уже приценивался, как бы ему лучше обойти возникшую преграду, а именно стул, чтобы снова подобраться поближе к встрепанному шатену и продолжить его поддразнивать. Он уже и забыл, как это было весело, двадцатипятилетний Цуна, уже давно не поддается на подобные провокации, только улыбается не менее хитро, а порой еще и сам умудряется вгонять своих хранителей в краску. - "Все же за десять лет сильнее всех изменился именно он, очень сильно изменился,"- Рокудо даже не заметил, как губы растянулись в довольной улыбке, вызвавшей у бедного Цунаеши легкий нервный тик.

- Так в чем проблема? - в отличие от Мукуро Хибари не был настроен на игривый лад и теперь ждал объяснений.
- Ну... понимаешь... Кёя... тут такое дело... - в руке облака словно из воздуха соткалась тонфа, как бы намекая блондину, что если он не перестанет мямлить, прием у стоматолога ему обеспечен. - Дело в том, что Бовино решили попробовать увеличить эффект действия временной базуки... собственно сегодня Ламбо должен был ее нам принести... в общем вот, если расчеты верны, вы тут на три дня, - до безобразия довольная морда коня доказывала, что тому ситуация явно не кажется такой уж хреновой. Надеяться на поддержку со стороны разноглазого тоже не имело смысла, тот как кот на сметану пялился на молодого Дечимо и радовался ситуации даже сильнее, чем Каваллоне. Кёе ничего не оставалось кроме как возвести глаза к небу словно спрашивая: за что ему все это?
***
Спустя примерно полчаса и пару звонков, все подтвердилось. Да, эксперимент Бовино прошел успешно, более того продолжительность пребывания была увеличена не до трех дней, а до целой недели. На новость все среагировали по-разному: Цуна, вздохнул, "небесной чуялкой" определив, что не видать ему покоя; Каваллоне счастливо вздохнул, "небесной чуялкой" определив, что будет ему счастье... если выживет, но это опять же детали; Хибари сердито вздохнул (скорее просопел как ёж), обычной людской чуялкой (попой в простонародье) определив, что терпения ему понадобится ОЧЕНЬ много; Мукуро не вздыхал, а пошло облизнулся, безо всякой чуялки определив, что его ждет неделя веселья.
Далее темой дня стало размещение гостей из будущего. Точнее для Кёи оно как бы вообще не стояло, он собирался жить у себя в квартире, а вот Мукуро весьма настаивал на том, что Цунаеши, как босс просто обязан приютить его у себя, можно даже у себя в комнате (стоит ли говорить, что второму варианту разноглазый был бы более чем рад?). В то же время Мустанг не менее настойчиво пытался доказать Хибари, что он просто обязан быть с ним, чтобы проследить что все точно будут в порядке. На последнее брюнет ехидно прокомментировал, что и он и квартира будут в куда большей безопасности, если ходячей катастрофы имени Каваллоне Дино не будет в радиусе примерно километра. Конь обиженно кривил губы, но уговаривать продолжал. Цуна едва ли не на стену залезший, уже устал придумывать отговорки, по которым не может забрать Мукуро к себе. Как то: тараканы, рожают; Реборн храпит; было землетрясение и дом снесло к такой-то матери и Цуна сам вынужден побираться, на последний перл даже Каваллоне удивлено выпучил глаза, на секунду оторвавшись от убалтывания неприступного, но такого соблазнительного (только ему не говорите, а то хана Динке) Кёи. В итоге все разрешилось в пользу не в меру настойчивых Каваллоне (ибо Кёе тупо надоело, да и был у брюнета свой шкурный интерес, но это тшшш!) и Мукуро (посредством Реборна, врезавшего Цуне, в основном, за упоминание про храп. Правда, на сам факт удара, Рокудо несколько нехорошо сощурил разноцветные глаза).

По пути домой Цуну как обычно вызвался провожать Гокудера, как настоящий друг обязуясь его хранить и защищать. Благодарный такой поддержке от будущей правой руки (не пошлить!) Савада, обдумывал под каким бы предлогом поселить на эту неделю у себя и подрывника. Тот явно против не был, преданно заглядывая небу в глаза, время от времени дергая веревку, на которую был привязан истошно вопящий (ну пока на него Мукуро не посмотрел, потом просто мокрый, но молчащий) теленок, в любой другой раз Цуна может и попенял бы Хаято на жестокость, но сейчас подрывник был жизненно ему необходим, как буфер между ним самим и туманом.
Все планы по обеспечению безопасности себе любимому, Саваде разрушил тот, от кого он такой подлянки уж точно не ожидал. Выруливший откуда-то из-за угла Ямамото, что-то жизнерадостно возвестив, дружески хлопнул Цуну по плечу, поздоровался с Мукуро, отпустил Ламбо (крайне довольного обретенной свободой). И как-то не особо дружески приобняв зеленоглазого за пояс, уволок краснеющего и шипящего что-то явно матерное итальянца в неизвестном направлении. Ошарашенно хлопая глазами, Цунаеши далеко не сразу пришел в себя, судя по всему, его друзья однозначно относятся к радужной аудитории, и он вовсе не о цветах пламени сейчас думал. Подобное открытие несколько шокировало и подводило к определенным мыслям, которые его посещали, как правило, в присутствии хранителя тумана. А как им не посещать, если раз за разом, то прижимаясь всем телом, то просто интимным шепотом на ушко тебе говорят, что хотят получить твое тело? Нет, поначалу, десятый честно пытался думать, что тушка его Мукуро нужна только в корыстных целях, ибо своя пообтрепалась и все такое… но чем дальше, тем сильнее носитель небесной интуиции в этом сомневался, если бы Мукуро хотел давно бы красовался в шкуре Дечимо, как в новой шубке.
Вот и сейчас стоило только исчезнуть сторожевому церберу в лице Гокудеры, как каким-то неуловимым образом рука хранителя из будущего оказалась у Савады на поясе, а сам мужчина уже шептал в моментально заалевшее ухо, что стоит зайти в магазин, а то как-то не хорошо приходить в гости с пустыми руками, благо за десять лет валюта особо не изменилась, да и зря что ли его считают одним из лучших иллюзионистов (а он сам так и вовсе лучшим). Цуна дернулся, попытавшись отодвинуться, но сильная рука с изящными длинными пальцами, в данный момент пробравшимися под школьную рубашку и легонько поглаживающими моментально покрывшуюся мурашками кожу, не позволила ему этого сделать.
- Что же ты так меня шугаешься, Савада Цунаеши? - шатена еще сильнее прижали к горячему телу. - Неужели я как-то дал понять, что хочу причинить вред, а? Я же наоборот все для семьи... для тебя, - с каждым предложением голос становился тише и вкрадчивее, а в конце появились легкие мурлыкающие нотки, заставившие мурашки с пояса мигрировать в сторону позвоночника, а оттуда по нему вверх до затылка. До дома Савады, они практически так и дошли в обнимку, благо дойти оставалось всего ничего, периодически десятый пытался из объятий мужчины выскользнуть, но ни одна из попыток успехом не увенчалась. Зато Мукуро успел как следует обдышать и обслюнявить его ухо, облапить талию, бока и бедра, и даже успел пройтись наглой ладонью по заднице, на этом моменте шатен таки вырвался и сверкая алыми щеками, что-то пробормотал дома про гостей и сбежал в комнату, предоставив Рокудо самому разбираться с Наной, благо проблем в общении у того возникнуть никак не должно.

Естественно их не возникло, и буквально спустя десять минут, разноглазый распахнул дверь в комнату Цуны, чтобы сообщить, что с сегодняшнего дня он «будет жить с ними», запертую, между прочим, дверь. Вселенская скорбь во вздохе прикрывшего глаза дечимо, могла разжалобить камень, но Мукуро не камень, так что не разжалобился, с интересом разглядывая простенький в общем-то интерьер: шкаф, кровать, да школьный стол. Ладно, с отсутствием какого-либо стиля у неба Вонголы мужчина смирился уже давно, хотя поначалу, со всем упорством пытался его привить. Однако, усилия раз за разом шли крахом, и в конце концов, туман смирился, самостоятельно выбирая гардероб для обожаемого босса, в отличие от Кёи обожаемого без кавычек, потом дизайн квартиры, которая в итоге оказалась общей, оформление кабинета, помощь с организацией мероприятий, вот на этом моменте Мукуро понял, что на него, тогда все еще отбрыкивающегося от официального титула хранителя, уже успели навешать кучу обязанностей. Попытка устроить скандал захлебнулась в зародыше, точнее в кабинете босса семьи, собственноручно Рокудо обставленном. Проводивший пышущего негодованием брюнета, входящего в дубовые двери, взглядом аля «дошло наконец-то», подрывник спустя пару часов встретил его на выходе с рожей еще более ехидной. Растрепанному, запыхавшемуся, напрочь забывшему зачем он вообще сюда приходил туману даже хватило совести покраснеть, когда нагло ухмыляющийся во всю рожу (никак у дождя научился) Гокудера жестом показал, что воротник стоит поднять повыше. В общем, убеждать Савада научился, по крайней мере своего туманного хранителя.

Сейчас мужчина задумчиво разглядывал своего будущего любовника, который об этом пока еще не знал, может, конечно, догадывался (небесная интуиция и все такое), но уверен не был, потому что, если Мукуро правильно помнил, в это время он и сам не знал, чего на самом деле хочет от десятого Вонголы. Понимал только, что тело его ему без надобности, ибо из тюрьмы Виндиче его уже вытащили, и своя тушка функционировала вполне нормально, но оборвать все связи с конкретно этой мафиозной семьей он не торопился, несмотря на всю свою к мафии в целом ненависть. Более того, постоянно старался оказаться поближе, тогда еще не понимая, что главную роль в его не особо логичном поведении сыграло уже на тот момент непомерное обаяние будущего босса. Нескладный подросток умудрился каким-то образом очаровать и связать вместе, несовместимых казалось бы личностей. Особо несовместим, конечно, был Хибари. Рокудо хмыкнул, глянув на покосившегося на него Саваду. Но даже этот упрямый баран вступил в семью и остался с ними, определенную роль тут, по-любому, сыграли дружеские, братские почти, отношения Цуны с мустангом. Нет, эти двое свои отношения не афишировали, хотя Каваллоне, дай ему волю, рассказал бы всем-всем-всем, но облако держал его на коротком поводке. И в тоже время все знали, что между ними происходит. Так что из учеников Реборна вышли на редкость удачные руководители, хотели они того или нет.

Сев на кровать, чуть склонив голову к плечу и закинув ногу на ногу, руки при этом сцепив на колене, туман продолжил размышлять, глядя на дергано раскладывающего на журнальном столике школьные принадлежности шатена. Судя по всему, Цунаеши собирался делать домашнее задание, или делать вид, что делает домашнее задание, да все что угодно, лишь бы отсрочить момент начала общения со своим хранителем. Пальцы правой руки начали тихонько постукивать по костяшкам левой, ну кто бы мог подумать, что из этого угловатого мальчишки вырастет такой мужчина: сильный, упрямый, волевой, умеющий заставить себя слушать, но при этом ставящий друзей и любовь превыше всего, не терпящий жестокость и порой абсолютно беспомощный. Тонкие губы снова растянулись в улыбке, а Цуна снова вздрогнул. Брюнет поймал себя на мысли, что нынешний десятый просто непростительно мил, чего только стоят эти непослушные растрепанные волосы в беспорядке обрамляющие детское еще лицо, из которых выглядывают кончики малиновых ушек, тоже милых, а уж как ему идет мягкий румянец, опять расползающийся по скулам мальчишки. Мукуро и сам не заметил, как начал облизывать отчего-то пересохшие губы, а улыбка перешла в весьма плотоядный оскал.

По спине так жадно пожираемого глазами, Савады снова загарцевали табуны мурашек, а румянец на скулах значительно потемнел, стоило ему тайком бросить на мужчину быстрый взгляд из-под ресниц. Парень не совсем понимал, что именно ему обещает подобное выражение на лице разноглазого, но чувствовал себя не очень уютно, он как-то не привык к настолько пристальному вниманию со стороны других людей. Особенно мужчин… особенно таких как Мукуро. Успешных, самоуверенных, обладающих почти животным магнетизмом. Мукуро был несомненно привлекателен и стопроцентно пользовался успехом у женщин… да и у мужчин, наверняка тоже. Зачем ему такой замухрышка, как Цуна? Поняв, куда завели его мысли, парень нервно заерзал и как-то совсем пропустил момент как рядом с ним, бедром к бедру уселся предмет его размышлений.

- Хммм, математика, у меня довольно неплохие знания по данному предмету, - мужчина уже разглядывал неловкие каракули Цуны в тетради. – Помочь? – и вроде ничего такого не было сказано, абсолютно рутинная тема, а сердечко Савады начало частить, периодически вообще сбиваясь с ритма. Шатен уже совсем собирался отказаться и даже повернулся к Мукуро лицом, внезапно оказавшимся слишком уж близко к лицу туманного хранителя, как заметил в окне поигрывающего пистолетом Реборна, весь вид которого как бы намекал, что делать этого не стоит. Тяжело сглотнув, десятый Вонгола судорожно кивнул, в конце концов, мужчина ему пока еще ничего плохого не сделал, да и не собирался, кажется, а вот Реборн… Цунаеши передернуло.

- Д-да, конечно, спасибо, - слегка заикаясь парнишка кивнул и, получивший таким образом карт-бланш на дальнейшие действия, Рокудо начал объяснять. - Вот тут у тебя «х» должен быть в кубе, - мужчина ткнул пальцем куда-то в середину уравнения, - а ты почему-то ставишь квадрат, поэтому все вычисления сбиваются и естественно ответ не сходится. – Туман только ухмыльнулся почувствовав, как задрожало прижатое к нему тело. Все верно проще всего ведь ткнуть в ошибку пальцем, а чтобы это сделать можно перекинуть руку через талию Савады и прижаться к спине грудью, чтобы дотянуться. Безусловно, всех этих манипуляций можно было и не производить, но в чем тогда весь интерес? Мукуро перевел взгляд на сосредоточенную мордашку своего «ученика», который всем своим существом пытался сделать вид, что слушает объяснения, а не пытается незаметно отодвинуться. Что, кстати, абсолютно бесполезно учитывая, что впереди стол, по бокам руки хранителя, а за спиной он целиком, прижимается и дышит в ухо. – Понятно? –снова от скул начинает расползаться румянец, покрывая даже шею, руки парнишки нервно подрагивают и он, кажется, даже не понимает, о чем его спрашивают. Немного сильнее сжав руки, подтягивая будущего босса чуть ли не к себе на колени, Рокудо продолжил шептать: - Слушай, тебе еще не говорили, что ты просто лапочка, так бы и съел…

Как Цунаеши оказался стоящим на кровати спиной пытаясь влиться в стену не сможет объяснить, наверное, никто, данной ситуации как нельзя лучше подходило выражение «как ветром сдуло».

- Что, прямо так сразу и в кровать? – длинноволосый одним пластичным движением поднялся с пола. Взъерошенный больше обычного десятый, только стал дышать еще тяжелее, открывая рот как выброшенная на берег рыба, силясь что-то сказать и не в состоянии подобрать слов. В карих глазах плескался откровенный ужас, состояние у мальчишки было явно шоковое. – Ладно-ладно, успокойся, давай доделывать твою домашнюю работу, а то учитель тебя вряд ли похвалит, - дечимо отчаянно замотал головой. – Обещаю без рук, слово хранителя. Честно, как можно быть таким пугливым, иди сюда. – иллюзионист, подойдя к кровати взял шатена за запястье и потянул уже несопротивляющегося парня обратно к столу, усадив его на прежнее место, сам сел с другой стороны столика. – Вот так. Успокоился? Приставать не буду, - Мукуро подленько улыбнулся и добавил: - пока не буду. – Савада опять вздрогнул. – Нет, ну это уже перебор… что-то я не помню, чтоб десятый Вонгола был таким трусливым зайцем. – В ответ Цуна пробормотал, что-то про то, что не собирается быть никаким десятым и угрюмо зыркнул на Рокудо, впрочем, весь серьезный вид портили по-прежнему красные щеки, и прическа аля «я упала с сеновала, тормозила, чем могла».

Дальше все пошло уже более-менее мирно, туман помогал своему боссу как можно правильнее выполнить заданное, практически не распуская рук, ну разве что прижимаясь чуть ближе необходимого. Реборн свалил в туман, хотя скорее все же к Бьянки, заглянул Ламбо, хотел подоставать Цуну, увидел Мукуро, передумал. Так же заглянула И-пин, не нашла теленка, поздоровалась со всеми, ушла. Примерно через полтора часа зашла Нана и сказала, чтобы они спускались ужинать. За столом Бьянки возжелала угостить новоприбывшего своей фирменной стряпней, Мукуро же не будь дурак, жрать эту гадость не захотел и попытался скормить все Реборну. Ни Бьянки, ни Реборн подобного жеста доброй воли не оценили и… короче, досталось как всегда Цуне.

Когда Цунаеши пришел в себя, за окном уже давно было темно, в комнате был выключен свет, судя по всему время перевалило за полночь. От попавшей-таки в его многострадальный желудок стряпни сестрицы Гокудеры, парня теперь мучила изжога и очень хотелось пить. Хотя общее состояние организма все еще можно было охарактеризовать как хреновое, жажда заставила шатена сесть на кровати, собираясь пойти до кухни. Однако, стоило только спустить ноги, как одна из них наткнулась на что-то теплое и, кажется, живое. Цуна уже хотел было заорать от ужаса, как его за эту самую ногу сдернули вниз и прижали к чьему-то горячему телу, а в ухо зашептали таким знакомым голосом:

- Ну и чего тебе не спится? Или решил все-таки проявить гостеприимство и помочь мне скрасить эту дивную ночь, мр? – Цуна одновременно испытывал два диаметрально противоположных чувства: с одной стороны, его отпустил страх перед неизвестностью, испытанный, когда он задел что-то, чего по определению в комнате быть не должно было, с другой… Мукуро тоже вызывал вполне себе отчетливый страх, правда, по совсем иным причинам. Савада как кот начал скрести по полу руками стараясь выползти из больно ласковых объятий и тихонько подвывать от ужаса, подвывать громко не позволяли совесть и остатки гордости. На все его поползновения Рокудо только так же тихо смеялся, от чего грудная клетка, к которой Цуна был прижат спиной, ощутимо вибрировала. – Спи давай, все равно не отпущу, - разноглазый еще и ногу закинул Цунаеши на бедро.

- Пить, - только и пропищал сусликом застывший в объятиях мужчины подросток.

- Ну хоть не писать, - на удивление беззлобно хмыкнул иллюзионист, принимая сидячее положение, заодно с собой усаживая и шатена. Вытянув руку, Мукуро буквально из ниоткуда достал стакан с водой и отдал Саваде. Когда тот напился стакан моментально в это же самое никуда убрали, и со спокойной совестью хлопнулись обратно на футон, который, судя по всему, гостю выдала Нана. При последовательно проведении всех этих манипуляций Цуну продолжали держать поближе к телу, соответственно на футон тот упал вместе с длинноволосым, который чмокнул его куда-то в висок, шепнул: - Спи, - и прижал еще сильнее, хотя казалось куда еще-то?

Ну и как в таких условиях можно уснуть? Цунаеши честно побарахтался в крепких объятиях минут пять, понял всю бесполезность сего действа и, смирившись, спустя какое-то время заснул сном праведника.
запись создана: 18.08.2014 в 19:29

@темы: Мой личный бред, Д18, ><, 2769, писанина, реборн, фикрайтерство

URL
   

Дачный домик братьев Кирим

главная