17:06 

Бонус 2. Кошки-мышки (Часть 2)

Hakufu Sonsaku
Утро. Понедельник. Начальник спрашивает: — У тебя глаза красные. Пил, что ли? — Нет! По работе скучал, плакал!
Часть 2.

Кёя, идущий домой, испытывал смешанные чувства: с одной стороны, на неделю получить в свое распоряжение молодого Каваллоне, это очень даже заманчиво, а с другой на неделю оставить родной Намимори без присмотра, это уже совсем не так замечательно. Но поделать все равно уже ничего нельзя, а сзади так забавно пыхтит блондин, которого явно тянет на поболтать, но что сказать, чтобы не нарваться на очередную грубость, а то и на побои не знает. На это Хибари только хмыкает, он прекрасно помнит, что характер у него всегда был не сахар, иногда настолько, что порой еще и самому приходилось собственноручно нанесенные побои обрабатывать. Причем эта дурная блондинка, вместо того, чтобы злится или обижаться на полученные повреждения, всегда искренне радовалась, тому что Кёя снизошел до того, чтобы ему помочь. Практически не морщась даже когда приходилось обрабатывать йодом открытые ранки, зато блаженно жмурясь, стоило только Кёе пройтись по плечам или спине в мимолетной ласке. В такие моменты от уголков глаз коня лучиками разбегались веселые морщинки и Кее хотелось скрыть этого белобрысого балбеса от всего мира, вот просто запереть в комнате и не выпускать. Потому что совершенно непонятно, как будучи таким беспечным он смог дожить до своих лет, а потом облако так же внезапно отпускало, стоило вспомнить, что Конь ученик «малыша», да и даже спустя десять лет Хибари так и не удалось стать сильнее его. Иногда это безумно злило, но в целом, было в этом что-то притягательное, пусть иногда, но покоряться более сильному. Правда, воспоминания о таких «покорениях» неизменно заставляли уши полыхать, а дыхание сбиваться. В последнее время у Кёи все чаще возникали мысли об этом самом покорении, но в несколько иной трактовке… весьма надо сказать возбуждающей… для брюнета, а вот как отнесется к этому Дино, оставалось загадкой, потому как решится Хибари так и не смог… пока… А тут судьба подбрасывает такой шанс - молодой Каваллоне, так ведь даже интереснее, разве нет?

Вот за такими размышления они и дошли до квартиры Кёи. Хибари не задумываясь достал запасной ключ из нагрудного кармана куртки Каваллоне, чем кажется ввел того в жесткий ступор. Ну не объяснять же теперь, что за десять лет, он не то, что к ключам от своей квартиры в его куртке привык, но даже к Ромарио, который периодически обнаруживался на кухне, готовящим им завтрак, научился относиться индифферентно. Так что брюнет только чуть слышно фыркнул, с щелчком открывая дверь такой родной и в то же время немного чужой квартиры. Кёя уже успел снять обувь и пройти на кухню, инспектируя содержимое холодильника, а Дино все еще мялся у дверей не зная, как правильно поступить: с одной стороны, дверь у него перед носом никто не захлопнул, а с другой в гости его вроде как тоже не приглашали. Татуированный пока еще не настолько был уверен в их отношениях, чтобы…

- Ну и чего ты застрял? – с кухни ухмыляясь выглянул предмет размышлений. – Ты же вроде собирался меня охранять, думаю внутри это будет сделать проще чем снаружи, тебе так не кажется? Проходи уже. Полагаю, ужинать мы будем омлетом с сыром, а к чаю у нас будут круассаны… и да, готовить буду я, на ближайшую неделю кухня мне еще понадобится.

Улыбнувшись от уха до уха Каваллоне моментально ввалился в прихожую, причем ввалился в своей манере – стандартно мордой в пол, на что брюнет только закатил глаза, но помогать непутевому не поспешил, разумно рассудив, что уж до кухни тот как-нибудь живым доберется. Спустя пару минут мустанг и правда уже сидел на стуле и наблюдал, как Кёя ловко разбивает в миску яйца и заливает их молоком, начиная взбивать смесь венчиком. Пока мужчина по памяти доставал сковороду, соль и включал плиту на среднюю мощность блондин откровенно наслаждался видом, причем видом отнюдь не на еду. Гораздо больше татуированного интересовали тонкие пальцы, так ловко обхватывающие венчик, Каваллоне так и видел, как они сжимают его… так, сейчас не время, в попытке отвлечься кареглазый уставился на спину хранителя, под хлопком рубашки (пиджак Кёя снял и повесил на стул, чтобы не мешал) перекатывались литые мышцы, мысли Дино снова свернули на кривую тропку, он то и дело представлял, какого это выцеловывать на этой спине дорожки, по позвоночнику от затылка и вниз. Особое внимание уделить местечку между лопатками, там у Кёи эрогенная зона, он весь ёжится и пыхтит, пытаясь не показать, как ему на самом деле приятно… интересно, а взрослый ведет себя так же? Скорее всего нет, этот Кёя куда более уверен в себе и наверняка в любовных играх может дать нынешнему Каваллоне сто очков вперед. Вот черт, тут же становится интересно сколько всего они за эти десять лет успели перепробовать, но не спросишь же, если с маленьким Кёей справится еще можно было, то этот точно прибьет не моргнув глазом.

Мысли снова вернулись к спине: от лопаток можно пройтись поцелуями вниз до такой притягательной пятой точки, на которой конь основательно завис. Даже скрытая сейчас темными брюками, которые непростительно эротично, по независимому мнению все того же Каваллоне (да уж, тут скорее предвзятое), ее обтягивали, задница облачного хранителя вызывала у босса союзной семьи неконтролируемое слюновыделение. Ну и еще пару чисто физических реакций, одна из которых как раз начинала натягивать свободные в общем-то штаны Неба в одном строго определенном месте, а ведь именно этого он и хотел избежать, но в обществе Кёи вся выдержка мустанга катилась к чертям, кроме того, они очень долго не виделись, неделю, не меньше! Надо ли говорить, что итальянец прибыл в Японию, задавшись целью развести своего вредного ученика-любовника на внеочередной секс? И надо же было Хибари именно в этот момент обернуться, сверкнув из-за плеча фиалковыми глазами. Каваллоне чуть не навернулся со стула, попытавшись руками прикрыть так не вовремя нарисовавшиеся реакции тела. К счастью, заметивший его не слишком успешные манипуляции, брюнет только ухмыльнулся, сместив взгляд на причину всех проблем.

- Кушать подано, - на стол рядом со стулом, на который придя приземлился татуированный поставили ароматно пахнущую тарелку. Оказывается, пока Дино придавался мечтаниям, облако успел все приготовить и даже сделать кофе, который тоже был поставлен рядом с омлетом. Сам брюнет сел напротив и уже успел отхлебнуть ароматный напиток, аккуратно вилкой отпилив себе кусочек омлета и помидорки, которая была выложена поверх блюда. Отправляя пищу в рот облако только чуть приподнял бровь, глядя на блондина, который казалось вкуса еды и не ощущал, а просто двигался на автомате, так как взгляд Каваллоне был прикован отнюдь не к аппетитной в общем-то массе, а ко рту мерно поглощающего свою порцию Хибари.

А Дино в этот момент про себя материл неоправданно сексуального брюнета, за то, что тот даже ест как-то слишком эротично! Стояло у коня и без того уже железно. А если Хибари продолжит вот так вот медленно глотать пищу, постоянно облизывая бесконечно чувственные губы, обманчиво кажущиеся тонкими и твердыми, но Каваллоне-то знает насколько они на самом деле мягкие и отзывчивые, то мустангу вполне грозило опозориться, спустив, даже не притронувшись к себе. Как малолетке какому-то, право слово. Кёя продолжал есть и как-то подозрительно понимающе косить на коня хитрющими аметистовыми глазами.

Когда брюнет закончил ужин, запив кофе парочку круассанов, а татуированный наконец закончил давится своей порцией, облако встал и поведя плечами, заявил, что ему не помешало бы помыться, так как выдернуло их с Мукуро как только они вернулись с миссий (с разных слава всем богам!) и до ванной он так и не добрался. Так что спустя пару минут Хибари уже выходил из спальни, закинув на плечо банное полотенце и на ходу расстегивая пуговицы на рубашке. А у блондина в этот момент опять коротило систему: Кёя… в ванной… в ванной голый Кёя… на этом мыслительный процесс обрывался и начинал перезагрузку. Из уголка губ Неба, как успел отметить хозяин квартиры, вполне натурально начала стекать слюна. Хмыкнув на такое ярко выраженное проявление эмоций облачный хранитель закрылся в ванной комнате, правда щелчка запираемого замка не последовало, а это значит…

А что это значит Каваллоне мог только догадываться, слушая как начинает шуметь за стеной душ. Воображение уже вовсю рисовало, как Кёя снимает рубашку, потом к ней присоединяются брюки и уже совсем сверху пошлой тряпочкой падают боксеры. Вот он встает под упругие водные струи, которые начинают ласкать стройное тело, проходясь по гладкой светлой коже, оглаживая рельефную спину, забираясь во впадинку между ягодиц… На этом моменте Дино понял, что лучше умереть попытавшись, чем сдохнуть на кухне от спермотоксикоза и тихонько поскребся в дверь.

Кёя, услышавший легкое поскуливание и шкрябающие звуки за дверью, только усмехнулся, это было вполне ожидаемо, выдержкой Каваллоне никогда не отличался, а в молодости так вообще. Через пару минут в ванну осторожно протиснулась голова блондина, а следом и он весь. И столько всего было намешано в слегка ошалевшем выражении лица итальянца, что облако пробило на совершенно не свойственное ему хихиканье: тут и страх перед тем, что его сейчас побьют и отправят вон; и детское почти удивление от общей запутанности ситуации; немного истеричное, замешанное на адреналине веселье; но ярче всего в шоколадных глазах плескалось возбуждение. Бархатные карие глаза буквально омывали брюнета волнами желания. В них можно было с легкостью прочитать, что добровольно Дино уже не уйдет, только если выгонят. Кстати, уверенность в том, что скорее всего так и будет, тоже прекрасно читалась на выразительном лице мустанга. Ну да, будь это его молодая версия Каваллоне уже бы получил мыльницей в лоб, правда, вряд ли тогда его это бы остановило, а вот сейчас коня тормозило именно неожиданное изменение разницы в возрасте и, как следствие, невозможность рассчитать линию поведения.

- Спинку потрешь? – Хибари кинул блондину мочалку и повернулся спиной. – Только раздеться не забудь, а то вымокнешь весь, - брюнет явно провоцировал, в интонации голоса проскальзывало обещание большего, чем простая помывка.

Дино сорвался, буквально за пару секунд вещи оказались на полу, а сам блондин уже забрался в ванну, куда только обычная неуклюжесть подевалась? Нанеся на мочалку гель, татуированный начал аккуратно намыливать спину брюнета: от лопаток круговыми движениями опускаясь вниз и снова возвращаясь к плечам, опять до поясницы, не решаясь опуститься ниже, проходясь по всем родинкам, не пропуская ни миллиметра фарфоровой кожи. Белая пена, только успевшая покрыть очередной участок тут же исчезает по напором теплых струй и не понятно была она тут или нет, но для блондина это только еще один повод коснуться совершенного тела, так что он ни капли не расстроен. Брюнет упирается руками в стену, слегка вздрагивая каждый раз как между лопатками проходятся в незатейливой ласке чужие пальцы. Никто не заметил, когда мочалка упала на дно и спину начали ласкать широкие ладони, скользя по обманчиво хрупким крыльям лопаток, подушечками пальцев у основания шеи, слегка царапая короткими ногтями алебастровую кожу. Спустя какое-то время к рукам добавляются губы, выцеловывая понятные только воображению Дино узоры.

Хибари почувствовал явную заинтересованность блондина в происходящем, когда тот прижался ближе, слегка прикусив зубами загривок, от этого по спине пронесся табун мурашек, и облачный хранитель не смог сдержать стон. Твердый член итальянца удобненько так лег прямо между ягодиц, когда окончательно распалившийся Каваллоне, рыкнув впечатал японца в себя, покрывая жгучими поцелуями-укусами белую тонкую шею. Широкая ладонь накрыла не менее возбужденное достоинство Кёи, полностью сдвигая нежную кожицу с обнажившейся, налитой кровью головки. В то же время пальцы второй руки играли со ставшими весьма чувствительными сосками, приминая и пощипывая нежную плоть, заставляя застыть твердыми горошинами. Несколько немного грубых движений по возбужденному члену японца, сопровождающихся движением органа итальянца между ягодиц, периодически задевающего пульсирующую дырочку и Хибари не выдерживает:

- Конь, чтоб тебя, найди уже смазку и сделай все как полагается, - в голосе брюнета тоже появляются рычащие нотки, и он уже сам потирается задницей о чужую плоть явно желая большего.

Пока Дино подрагивающими руками перебирает баночки на подставке, стараясь подобрать что-то, что может заменить столь необходимый им на данный момент предмет, Кёя дотянувшись распахнул зеркальный шкафчик, где обычно хранилась аптечка и прочие полезные мелочи, вдруг там найдется что-то подходящее. Увиденное заставило его широко распахнуть глаза, а Каваллоне, похоже, так и вовсе потерял челюсть: на нижней полке стройным рядом стояло пять флаконов весьма интимного содержания – смазка с клубничным запахом, с охлаждающим эффектом, противоалергенная, расслабляющая и двойного действия, которую можно так же использовать как масло для массажа. Последнюю брюнет пообещал себе обязательно использовать, но чуть позже. Сейчас же он протянул руку и взял стоявшую ближе всех противоалергенную…

- Умею я удивлять, однако, - протянул Хибари всовывая флакон блондину, - даже себя…

- Кхм… это… меня так ждал… эм… я точно буду приезжать чаще, - довольный как лось закончил Каваллоне.

- Хватит трепаться, займись делом, - пихнул его мужчина, снова развернувшись спиной и прогнувшись в пояснице, подставился под ласковые руки.

Дино судорожно вздохнул, опустившись на колени и прикоснувшись пальцем, обильно покрытым прозрачной субстанцией к сжатому колечку мышц, одновременно другой рукой начиная ласкать мошонку мужчины, перекатывая и слегка оттягивая яички, вовсю стараясь отвлечь от неприятных ощущений. Сфинктер достаточно легко пропустил в себя палец по первую фалангу, было заметно, что Хибари и не думает зажиматься, наоборот старается по максимуму расслабиться и впустить в себя чужие пальцы. Так что буквально через пару минут блондин ласкал нежные стеночки уже не одним, а двумя пальцами, растягивая японца под себя. Помимо чисто физического удовольствия итальянца невероятно заводило то, что сейчас в его руках изгибался не молоденький мальчишка, для которого он в данном плане и учитель, и старший товарищ, а взрослый мужчина, вероятнее всего, превосходящий Дино как по силе, так и имеющий больше опыта, но все равно позволивший блондину занять ведущую роль.

Хорошенько просмаковав последнюю мысль татуированный понял, что сил сдерживаться совсем не осталось, в паху уже ломило от желания погрузиться в жаркую глубину, хотелось вставить до упора и начать двигаться, выбивая из партнера громкие стоны. Хотя громко Кёя никогда не стонал, сложно сказать было ли это потому что он стеснялся или такой уж характер, но сейчас опять же представилась отличная возможность это проверить, взрослый хранитель облака в его руках стеснительностью явно не страдает. На том и порешив, Дино вытащил из брюнета пальцы, которые уже свободно скользили в растянутом отверстии и, поднявшись, приставил ко входу бордовую от прилившей крови головку. Начав осторожно проталкиваться внутрь блондин даже не успел уловить момент, когда Хибари сам насадился на его член одним рывком почти до упора. Брюнет хрипло простонал, ощутив как его распирает изнутри чужая плоть, но отголосков боли в этом блядском звуке Каваллоне не услышал, только наслаждение, так что с чистой совестью ухватив японца за бедра начал двигаться, периодически взрыкивая от приятных ощущений.

Хибари от парня не отставал, подмахивая навстречу мощным толчкам, громко стонал и царапал пальцами кафель. Все-таки Каваллоне отличный любовник, у Хибари почти никогда не получалось удержаться и не кончить раньше партнера, вот и сейчас Кёя уже чувствовал, что с каждым ударом по чувствительно простате он приближается к разрядке. Немного болезненный укус в плечо и пара резких движений вдоль его возбужденного органа стали последней каплей: облако прикусил губу и кончил, чувствуя, как блондин продолжает вколачиваться в его тело. Впрочем, продержался он не намного дольше, чувствуя как сжимают член пульсирующие мышцы ануса, итальянец сделал еще пару фрикций и содрогнулся изливаясь. Прижав облако к себе, блондин осел на дно ванной, тяжело дыша и уткнувшись лбом тому в спину.

- Все, конь, давай вставать, спать я предпочитаю в кровати, - Хибари болезненно щипнул итальянца за ляжку. Услышав за спиной сдавленное «ойканье», за которым явно скрывались куда более развернутые эпитеты, брюнет слегка развернулся, чтобы встретиться взглядом с карими глазами, в которых светилась обида за такое жестокое приведение в чувство. – А это тебе за мою шею, - мстительно ухмыльнулся мужчина, - у меня теперь весь загривок будет в синяках.

Придерживаясь за края ванны японец аккуратно поднялся, все-таки после таких активных упражнений ноги слегка подкашивались. Снова встав под теплые водные струи, душ эти двое в увлекшись процессом так и не выключили, облако помог подняться и мустангу, на этот раз просто быстро сполоснувшись, мужчина протащил блондина на буксире до кровати и вместе с ним плюхнулся на нее:

- Спать.

- Но, Кёя, еще же день… - слабо взбрыкнул итальянец.

- Я сказал – спать, я две недели мотался в каком-то всеми забытом месте, а теперь хочу отдохнуть, и ты исполняешь обязанности моей личной грелки, - Каваллоне накрыли легким бамбуковым одеялом, прихлопнув при этом рукой, видимо, чтоб не сбежал.

Нахрена Хибари летом грелка Дино, честно говоря, так и не понял, но кто он такой, чтобы спорить с любимым упрямцем, тем более, что в сон действительно клонило и уже через пару минут блондин тихо сопел в макушку устроившегося у него на плече облачного хранителя.

А японец, слушая мерное сердцебиение, строил весьма грандиозные планы на ближайшую ночь и сил им обоим, для осуществления задуманного, поднакопить не помешает.

***

Будущее.

Хибари сердито поджимая губы, поднимался, думая кого бы ему убить в первую очередь? Он целых две секунды валялся на гребанном ананасовом извращенце! Это совершенно непростительно! И без того с утра не особо радостный Кёя едва сдерживал жажду крови, причем сдерживал исключительно в том плане, что просто не мог определить на кого же ее направить сначала: на сволочного иллюзиониста, охреневшего подрывника (это все он виноват и плевать, что этот на десяток лет старше, чем тот, из-за которого на них свалился бешеный теленок) или на как-то больно подленько хихикающего от вида их с Мукуро структурной композиции Савады. Десятый Вонгола сидел в кресле, закинув ногу на ногу и, подперев щеку рукой, умильно их разглядывал и что-то в его глазах облаку очень не понравилось. Уже почти приняв стойку, Кёя почувствовал, как его разворачивают и впечатывают в чью-то широкую грудь… дурости на подобную авантюру могло хватить только одному человеку…

Широко улыбаясь, незамеченный сначала молодым облачным хранителем, Каваллоне Дино счастливо прижимал к себе источающую ауру мести изящную тушку японца.

В полной тишине звякнули ударившись друг о друга тонфа… жертва была выбрана.

@темы: яой..., фикрайтерство, писанина, НЦа, KHR, ><

URL
   

Дачный домик братьев Кирим

главная